Укр

  1. Головна
  2. Архів
  3. Passi nel mondo della conoscenza
  4. Наукова стаття № 2

Перегляди  293 переглядів

Шишкарева Я.Д.

  

НОВАЯ ФОРМА ЯЗЫКА СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА

  
Анотація:
данная работа посвящена рассмотрению развития языка современного искусства. Которое ищет свой, отличный от классического путь. Современное искусство через новый язык выходит на проблему самоопределения искусства. Произведен анализ ситуации, сложившийся в языковом пространстве современного искусства, который показывает, что именно форма выражения произведения является ключевым элементом к его пониманию   

Ключові слова:
современное искусство, язык, форма выражения, парадигма, трансформация   

Современное искусство не пришло к нам из ниоткуда. Оно стало результатом глубокого переосмысления духовных ценностей в эпоху Разума, движение, которое немногим более чем за два столетия изменило мир. Чтобы увидеть скрытое содержание современного искусства необходимо обратиться не только к истории становления, но и к самому языку искусства.

В настоящее время заметна знаковая трансформация содержания искусства. Этому способствует появление технологий, интернета и виртуальной реальности.

Вопросы, которые появляются в XX веке «Что такое искусство?», «Как понимать смыслы современного искусства?» и «Что может являться произведением искусства?» с каждым десятилетием XXI века звучат все чаще и острее.

Новое искусство сегодня существует как определенная сложившаяся модель, оппонирующая искусству традиционному. Искусству, которое называют современным, уже более ста лет (от импрессионистов и постимпрессионистов до постмодернистов) и на это искусство можно уже посмотреть, как на определенное направление, которое не исчезнет, будет существовать и дальше, обеспечивая несвойственную ранее искусству острую дискуссионную форму.

Современное искусство стало плодом эпохи Просвещения; в нем воплотились последствия основных принципов этой эпохи. Оно имеет дело с познанием реальности человеком.

Просвещение породило вопрос теории познания: как можем мы познать мир и те принципы, которые им управляют? Это существенно повлияло на сферу искусства. Художник перестал понимать, что ему изображать. Что мог он увидеть, стремясь достичь художественного восприятия мира, человека всего того, что он хотел изобразить?

С приходом Просвещения происходит толчок к оживлению принципов гуманизма, набравшего новые силы, когда христианство, получившее мощный импульс от Реформации стало замедлять свое движение. Старинная, псевдохристинаская идея о двух сферах человеческой жизни, вере и природе, вновь возродившаяся в несхоластической теологии как среди католиков, так и среди протестантов, способствовала тому, что гуманизм легко обрел почву под ногами. Неизбежный результат стал очевиден значительно позже, когда вера окончательно обособилась от проблем культуры и перестала оказывать влияние на истинный ход вещей [3, с. 50].

Наука превратилась в своего рода «откровение», единственный путь к истинному знанию. В научной реальности все вещи принадлежат природе, животному, растительному миру или неживой материи. Для научного взгляда здесь нет никакого существенного различия.

Ф. Гойя, Э. Делакруа, Д. Констебль, Ж.-Б. Коро, Г. Курбе, О. Домье, Э. Мане трудились над воплощением определенных принципов, порожденных взглядом на действительность, который был выработан эпохой Разума, и сделавших искусство «реалистическим». Это искусство, по крайней мере у поздних художников, включало в себя элемент протеста против ограниченности салонной живописи, которая с течением времени стала еще более плоской и вульгарной.

Совсем не случайным следствием их новой техники оказалось то, что в их работах предметы, деревья, люди кажутся вплавленными в целое, без всякого различия в цвете и фактуре между человеческим телом и деревом, озером и горой. Сутью их работы был универсализм, поиск того всеобщего единства, которое наполняет индивидуальность, поиск того всеобщего единства, которое наполняет индивидуальность, частность, – своего рода мистика природы.

Далее в истории произошло множество событий, сильнейшим образом повлиявших на будущее искусства.

Технологический прорыв, который славили и восхваляли футуристы в начале XX века, привели к катастрофе. «После Освенцима любая культура вместе с любой ее уничижительной критикой – всего лишь мусор. После Освенцима любое слово, в котором слышатся возвышенные ноты, лишается права на существование» [1, с. 327].

Т. Адорно в своей работе говорит о том, что технический прогресс принес с собой более совершенные орудия войны, а человек оказался способен на совершение массовых убийств и изощренных пыток. Следовательно, разум человека, который совершенствовался веками, зашел в тупик. Визуальное искусство, литература, поэзия, философия, наука и религия утратили свое священное значение. В человеческой культуре нет такого языка, который был бы способен выразить то состояние, в котором находилось общество перед ужасами фашистского террора.

Было больше невозможно писать картины или создавать искусство, так как раньше. Художники больше не хотели изображать реальность, они хотели от нее сбежать и избавиться, так как она видится им ужасной.

Сегодняшнее искусство полно острейших противоречий. В изобразительных искусствах господствует абстракция, их никак нельзя назвать реалистичными, а в таком виде искусства, как кинематограф, как ни странно, нет движения в этом направлении.

В определенном смысле искусство умирает – оно перестает быть высоким устремлением человека. Оно потеряло свой высокий романтизм и возвращается к реальности. Это подтверждается и глубочайшим кризисом искусства, и огромным вниманием, которое к нему приковано.

Современное искусство – это сложное явление. Однако при подробном рассмотрении становится ясно, что у него есть нечто общее со «старым» искусством: каждая работа имеет собственное содержание, собственное качество и собственную форму.

Люди XX и XXI веков, хотя и способны воспринимать новые методы передачи информации, чувствуют себя чужими наедине с современным искусством. Их отпугивает не метод, не язык, использованный в картинах, не способ коммуникации, ибо дорожные знаки или рекламу зубной пасты ни воспринимают спокойно. Нет, они понимают, что в современном искусстве присутствует что-то еще. Суть в кризисе, в абсурдности эпохи.

Взгляд на эту ситуацию мы находим в работе Фонтаны, первого, кто начал проделывать дыры в холстах. В течение веков люди создавали живопись на ровной поверхности дерева или холста. Холст представлял собой начальную точку и основание для работы художника. Он был символом свободы творчества, пусть и в очерченных рамках, свободы создания художественного мира, предназначался ли он просто для украшения, или нес в себе более серьезное, важное содержание. Но теперь человек лишился этой основы. Фундамент здания нашей цивилизации обветшал и расшатался. Подходящая аллегория к нашей культуре – разрезать холст, разбить традиционные барьеры — это результат призыва, брошенного Гогеном, – не останавливаться ни перед чем, что сковывает свободу художника; разрушить последние основания искусства, которые ставят ему преграды. Фонтана рассек холст лезвием бритвы, набросился на него в яростной борьбе со всеми ограничениями, в отчаянии найти точку опоры.

Новые типы искусства, возникшие в послевоенное время, предполагают активное участие зрителя. Он должен «войти в картину» и, совершив некое иррациональное, абсолютно свободное действие. Живопись превращается в своеобразный катализатор нашего мышления, приводит нас в соприкосновение с иррациональными силами реальности, таким образом изменяя наше восприятие последней и взаимодействие с ней.

Сталкиваясь с такими произведениями искусства, мы не можем избежать вызова, таким образом брошенного нашему восприятию. Мы неизбежно оказываемся втянутыми в полемику с современным искусством и его идеями о ценностях, нормах и абсолютной истине, о человечестве и нашей ответственности за построение нового мира.

Понимание современного искусства в нынешнем виде сформировалось в 60-70 годах XX века. Художники искали новые средства, образы, материалы выражения и доходили до дематериализации объекта (хеппенинг, перформанс) [2, с. 150]. На формирование современного искусства повлияло развитие технологий (аудио, видео, VR-технологии и т.п.). Все больше мастеров используют современные технологии как средство художественного выражения.

Те формы, которые приобрело современное искусство является закономерным историческим этапом. Стремительно меняющаяся под влиянием научно-технического прогресса действительность потребовала от человека соответствия новому миру, в котором время и пространство неуклонно сжимались, а потоки информации и возможности коммуникации возрастали. Проблематичность существования человека в этой ситуации в еще большей степени обострилась из-за последствий кризиса рациоцентризма: пошатнувшаяся вера во всемогущество разума повлекла за собой утрату теоретического единства, а отсутствие универсальных философско-антропологических концепций усугубились кризисом репрезентации. В этой ситуации тотальной неопределенности искусство отреагировало на неупорядоченность и хаотичность новых представлений о мироздании радикальнее многих видов духовной деятельности человека.

Современное искусство через предлагаемый новый язык выходит на проблему самоопределения искусства, на понимание границы между искусством и неискусством. Такое искусство требует от творца художественных произведений быть философом, то есть заявлять о новых идеях и искать им адекватную форму выражения. Форма выражения – это как раз язык современного искусства. Для современного искусства важно, как и с помощью чего художник выражает свои идеи. Необходима постоянная новизна в форме выражения этих идей, иначе объект искусства может оказаться незамеченным.

  
Passi nel mondo della conoscenza. Рим, Італія.   

Посилання для цитування:

Шишкарева Я.Д.. НОВАЯ ФОРМА ЯЗЫКА СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА // ''Passi nel mondo della conoscenza'' (міжнародна наукова конференція). ISBN 978-88-44040-15-1. Рим, Італія. С. 14 - 20. 2021 р. // Електронний ресурс: https://academconf.com/article/72 (дата звернення: 24.02.2024 р.)


Повна версія статті PDF

© 2021